Вторник, 25.07.2017, 15:40


/ГлавнаяМой профильВход

Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS

Логин:
Пароль:
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Diana267 
New Seers ( Новые Видящие) форум » Выживание в кризисных ситуациях » Правила выживания в экстремальных условиях » Коллективная безопасность Выживальщиков » Выживальшик - Сурвивализм (О движении выживальщиков в России и Мире)
Выживальшик - Сурвивализм
КочевникДата: Вторник, 26.01.2016, 03:00 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 19605
Статус: Offline
Сурвивализм
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Сурвивали́зм (сервайвали́зм, сурвайвали́зм, выживализм, от англ. survivalism, от survival — выживание; в России чаще используется буквальный перевод «выживальщики») — движение (субкультура), объединяющее людей, которые активно готовятся к таким ожидаемым ими чрезвычайным ситуациям, как:
стихийные бедствия;
техногенные катастрофы;
кризисы, связанные с отключением электричества, дефицитом продуктов питания, воды и т.п.;
эпидемии;
или к ещё более катастрофическим событиям: таким, как ядерная война, столкновение крупного небесного тела с Землей, извержение супервулкана и последующая многолетняя вулканическая зима, глобальное потепление, зомби-апокалипсис — которые, по мнению сурвивалистов, могут положить конец существованию человеческой цивилизации и к которым нужно готовиться заранее.

История сурвивализма
Движение сурвивалистов зародилось в США во времена холодной войны. В середине 1970-х годов в связи с нефтяным кризисом 1973 г. Говард Рафф (англ. Howard J. Ruff) издал книгу «Голод и выживание в Америке». В 1975 году Курт Саксон (англ. Kurt Saxon) начал издавать ежемесячный бюллетень «The Survivor» и, как он утверждает, придумал термин «survivalist»[1].
Позже в западных странах стали появляться клубы и организации сурвивалистов. Сейчас сурвивализм становится популярным и в России.
Обычно у сурвивалистов имеются комплект выживания или так называемый «тревожный комплект» (тревожный рюкзак, тревожный чемодан), которые часто состоят из медикаментов, сигнальных средств, водных очистителей, навигационных приборов, палатки или другого переносного укрытия, а также запасов пищи и воды, специальной одежды, спичек, компаса, ножей и т.п.
Иногда сурвивалисты строят убежища (бункеры). Наиболее радикальные сурвивалисты готовятся к полному самообеспечению на случай коллапса общества, — в частности, путём создания автономных изолированных общин.
Некоторые радикальные сурвивалисты также готовятся к вооруженному отпору голодным людям, которые, как предполагается, в случае коллапса общества попытаются силой отобрать у них накопленные запасы. Поэтому такие сурвивалисты вооружаются и обучаются военным навыкам[2][3]. Некоторые российские сурвивалисты также провозглашают необходимость подготовки к партизанской войне на случай оккупации России войсками НАТО[4].
В то же время некоторые американские сурвивалисты готовятся к оккупации США войсками ООН[5].


Не зачем кому то учить нас магии, потому что на самом деле нет ничего такого, чему нужно было бы учится.Нам только нужен учитель, который смог бы убедить нас,какая огромная сила имеется на кончиках наших пальцев.
 
КочевникДата: Вторник, 26.01.2016, 03:01 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 19605
Статус: Offline
Выживание наиболее приспособленных
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Выживание наиболее приспособленных (англ. survival of the fittest, распространён также неточный перевод «Выживание сильнейших») — афоризм, приписываемый Герберту Спенсеру и использованный Чарльзом Дарвином в книге «Происхождении видов»[1] (впервые — в пятом издании 1869 года[2][3]) как синоним естественного отбора, который является основной движущей силой эволюции. Согласно теории эволюции:
воспроизводство в любой разновидности предполагает некоторую степень естественного изменения в характеристиках результата;
любое изменение, которое увеличивало способность выживания некоторых членов вида по отношению к другим, лишённым таких изменений, могло позитивно отбираться для возможностей воспроизводства;
тысячелетиями данный процесс вёл к развитию сложных организмов из простых и к огромной диверсификации видов от малого числа первоначальных организмов.
В форме «выживание сильнейших» выражение употребляется в основном в социал-дарвинизме. По современным представлениям, выживает не сильнейший, а наиболее приспособленный.


Не зачем кому то учить нас магии, потому что на самом деле нет ничего такого, чему нужно было бы учится.Нам только нужен учитель, который смог бы убедить нас,какая огромная сила имеется на кончиках наших пальцев.
 
КочевникДата: Вторник, 26.01.2016, 03:15 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 19605
Статус: Offline
Эволюция продолжается: кооперация как стратегия выживания
Полина Колозариди
Социолог
Необходимость кооперации преподносится порой как нечто новое, спорное и глубоко идеалистическое. Кажется, что она требует от человека благородства и готовности отдать всё за благо других. Но если разобраться в истории представления о взаимности, мы обнаружим, что корни идей о кооперации, учёте заслуг и коллективном действии находятся в теории Дарвина. Хотя принято считать, что естественный отбор противоречит кооперации, это является серьёзным заблуждением, и учёные потратили много сил на то, чтобы его опровергнуть.


… самоутверждение личности часто представляло, и продолжает представлять, нечто совершенно отличное и нечто более обширное и глубокое, чем та мелочная, неразумная умственная узость, которую большинство писателей выдает за индивидуализм и – самоутверждение
П.А. Кропоткин. Взаимопомощь как фактор эволюции
Дарвин и Спенсер
Тема кооперации стала частью наук об обществе в связи с эволюционистским подходом. Это удивительно, потому что сейчас мы полагаем естественный отбор и социал-дарвинизм связанными с индивидуалистической моралью. Вся сложность эволюции в обыденном сознании сводится к заключению «выживает сильнейший». Но это происходит из прямолинейной трактовки, а согласно Дарвину и его последователям, выживают наиболее приспособленные.Но это свойство не всегда связано с силой.
Конечно, полное переложение идей эволюционистов на человеческие отношения невозможно. Но современные аргументы в пользу того, чтобы присмотреться к кооперации, что в рыночных отношениях, что в политических, что в частных, оказываются удивительно похожи на те, что выдвигались учёными в прошлом. И выясняется, что наша простая трактовка мира эволюции как хаоса, где выживают самые мощные индивидуалисты, неверна.
Один из первых авторов, рассмотревший вопрос о кооперации в классической социологии – социолог Герберт Спенсер.. Чтобы понять Спенсера, нужно обратить внимание на то время, когда он жил. Это была вторая половина XIX века эпоха, когда создавалась база для технологических и социальных изменений, которые перевернут мир в начале следующего века. Изменялось всё: представление о человеке, транспорт, города, экономика, роли мужчины и женщины, система образования и так далее. Уже написали свой «Манифест» Маркс и Энгельс, появлялись самые разные социалистические движения. Но мир пока не перешёл границы «длинного XIX века»(1) и революционные перемены двадцатого века были впереди.
В череде изменений XIX века одним из самых существенных стала теория Дарвина об эволюции,. К тому времени научное и религиозное мышление уже постепенно размежевывались. И, тем не менее, идея происхождения человека от животного воспринималась в обществе неоднозначно. Критика этого подхода была связана и с религиозными чувствами как таковыми, и с моральным вредом. Лаконичной формулировкой Достоевского «если Бога нет, всё позволено» можно объяснить неприязнь к дарвиновскому подходу даже среди не самых религиозных людей.
Социология постепенно обретала научный статус, и одним из её предметов стала проблема поиска оснований общественных отношений. Учёные задавались вопросом о том, что представляет собой общество как нечто большее, чем сумма людей, входящих в него. Социология XIX и начала ХХ века исходила из того, что общество – это целостная система, и она имеет значение сама по себе. Сегодня эта позиция уже не считается столь неоспоримой, но нужно понимать, что идеи человека век назад существенно отличались от наших уже потому, что в его прошлом не было той истории, что есть в нашем.
История XIX века дала основания и для будущего индивидуализма, и радикального национализма, но одновременно становились новые либеральные теории, продолжающие традиции Локка, но уже на новом уровне, связанном с современными научными теориями. Появилась концепция laissez-faire, невидимой руки рынка, которая сама управляет процессами распределения благ в обществе. В целом, это была эпоха, когда многим казалось, что общество и вся жизнь на планете движимы собственными внутренними законами, и всё развивается так, чтобы в ходе естественных процессов совершенствоваться и совершенствоваться. Последовавший «короткий двадцатый век» разрушил это представление. Но классическая либеральная мысль сумела объяснить эволюцию в природе как совершенствование (ведь человек – самое совершенное творение). И, следовательно, такая же эволюция происходит в обществе, полагали идеологи либеральной мысли, среди которых был и Герберт Спенсер.
Одной из основных идей Спенсера в отношении развития общества было представление о последовательном усложнении общественной структуры и дифференциация функций. Чем больше разделение труда и разнообразней социальные процессы, тем более развито общество. Этот подход объясняет, например, почему разделение властей – это хорошее и закономерное явление для сложного общества: каждая функция в нём находит отражение в определённом институте. Но «начиная с низших животных, до самых высших, умственные способности прогрессируют путем дифференциации, и таким же образом прогрессируют они и у человека, начиная от круглых невежд до ученых» (2). Поскольку люди различны, они развивают взаимодействие и создают разные формы кооперации.
Так, в своей книге «Личность и государство» он объясняет, что есть два типа кооперации: обязательная, насаждаемая государством в армии и других строгих иерархических структурах и добровольная кооперация, возникающая в процессе выполнения общественных функций и взаимодействия людей. Первая укрепляет неравенство, вторая способствует справедливому развитию. Мысль Спенсера при этом парадоксальна: каждой кооперации в марксистском толковании, то есть объединению рабочих, по его мнению, необходимо руководство, которое не допустит проявлений волюнтаризма. Это объясняется тем, что «возможность кооперации зависит от выполнения договора, молчаливо подразумеваемого или ясно выраженного» (2).
Возникает вопрос о том, как кооперация, тем более добровольная, может согласовываться с эволюцией? Ведь если «правильная» кооперация – это следование договору, то далеко не каждое взаимодействие может оказаться благотворным, а только то, которое мы оцениваем таким образом. Спенсер понимает эту сложность и делает вывод о том, что добровольная кооперация возможна только в уже развитых сложных обществах, тогда как «у первобытного и малоцивилизованного человека не имеется еще характера, необходимого для обширной добровольной кооперации» (2). Из этого делается вывод о том, что общество должно дойти до такого состояния, когда насильственная роль правительства будет не нужна. Следовательно, своё развитие должны получить не только малые социальные группы, но и цивилизации в целом. Рассуждение Спенсера во многом европоцентрично и следует духу той эпохи, в которой развитие рассматривается линейно и в связи с прогрессом, но если мы посмотрим на современные политические события, то увидим, что та точка зрения по-прежнему популярна.
Однако, ещё Дарвин, цитируя Спенсера в «Происхождении видов» замечает, что «было бы, однако, ошибкой предполагать, что не будет ни борьбы за существование, ни, следовательно, естественного отбора, пока не возникнет много форм» (3). Но главное, идеи Спенсера показывают, как естественно-научная доктрина эволюции стала развиваться в качестве описания общественной жизни. Именно либеральные мыслители XIX века объяснили общество как саморазвивающуюся систему и создали идеологию, которая является одной из главных в мире до сих пор. Одно из прямых следствий их рассуждений – социал-дарвинизм, понятие, которое чаще всего употребляется как синоним главенства конкуренции в общественных отношениях.
После Дарвина
Идеи XIX века во многом определили конфликты всей первой половины следующего столетия. Противоречия между социалистами и либералами до сих пор представляют собой один из важнейших конфликтов в теории и практике общественной жизни. Но этими теориями не ограничились попытки объяснить, как действует дарвиновский подход в обществе. Более того, современные теории, включающие и классические вопросы, и современные научные достижения, пытаются примирить эти идеологии с точки зрения научного подхода. Это происходит в том числе благодаря исследованиям кооперации.
Серьёзные изменения произошли в развитии теории после открытий генетиков. Оказалось, что передача генов и развитие наследственного материала часто требуют проявления не только индивидуального, но и группового умения приспосабливаться. Следовательно, выживание самых приспособленных связано с тем, как они умеют выстраивать коммуникацию внутри группы. Наиболее популярное изложение этой теории даётся в книге Ричарда Докинза «Эгоистичный ген». Сам автор в первую очередь объясняет: задача книги – показать, что «человек и все другие животные представляют собой машины, создаваемые генами» (4). Часть книги, посвящённая собственно, эволюции, объясняет именно это. Но важный вопрос – соотношение между эгоизмом и альтруизмом. Но Докинз также объясняет, почему, несмотря на склонность каждого к эгоизму, мы видим примеры альтруизма в природе и обществе. Автор пишет о том, что «я не имею в виду, что альтруист втайне руководствовался эгоистичными побуждениями, однако реальные воздействия его поступка на перспективы выживания оказались противоположными тем, какими они казались сначала» (4).
Ричард Докинз популярно объясняет идею, которую до него так или иначе рассматривали исследователи, во многом изменившие понимание эволюции. Биолог, один из основателей генетики Джон Холдейн, писал о развитии альтруизма, при этом его научные взгляды согласовывались с марксистской идеологической позицией. Социобиолог Уильям Дональд Гамильтон открыл объяснение необходимости кооперации – «родственный отбор». Согласно этой концепции, в естественном отборе участвуют не индивиды, а группы, семьи (5). Гамильтон объясняет, что ответный и взаимный альтруизм – это важный критерий при естественном отборе, так как среди людей выживали всегда те, кто был способен к групповому поведению. Он также объясняет, что бартер присутствует даже у шимпанзе, но человек развивает свойство, благодаря которому он «запоминает лицо тех, кто помогал и тех, кто обманывал» (6). Гамильтон также занимался теорией игр (http://www.cloudwatcher.ru/analytics/5/view/61/ ), и именно с точки зрения этой проблематики группового выживания осмыслял, например, знаменитую «дилемму заключённого» (8).
Примечательно, что в англоязычных работах можно нередко встретить цитаты из работы «Взаимопомощь как фактор эволюции» Петра Алексеевича Кропоткина. Написанная в самом начале XX века, эта книга остаётся до сих пор одной из наиболее цитируемых при социальном осмыслении феномена кооперации в эволюции и при развитии общественных отношений. От отношений животных до современного ему общества, не исключая дикарей и средневековых городов, Кропоткин описывает фактически всю историю человечества как историю кооперации. И в каждом случае приходит к выводу о том, что «жизнь сообществами служит самым могущественным оружием в борьбе за существование» (9). Остаётся сожалеть только о том, что в отечественной литературе Пётр Алексеевич в первую очередь цитируется как политический мыслитель, а его крайне интересные научные работы не так известны на родине, как за её пределами.
Эволюция продолжается
Сегодня эволюция и происхождение человека перестали быть такой проблемой для общества, какой они были полтора века назад. И хотя споры между эволюционистами и креационистами продолжаются, они происходят уже на других условиях: когда дети изучают происхождение человека по учебникам биологии, где изложена дарвиновская модель. Периодически это вызывает негативную реакцию религиозных людей, но поскольку религия в большей степени считается частным вопросом, чем сто лет назад, эти конфликты не являются главными в общественной жизни.
Но такая официальная и почти бесспорная победа идеи естественного отбора не означает, что принят и соответствующий ей взгляд на общество. Трактовка, предложенная Гербертом Спенсером, до сих пор является наиболее понятной и распространённой. Но если в классическом либерализме, как мы рассмотрели выше, кооперация принимается как необходимая часть естественного отбора, неолиберальная доктрина предполагает более простую модель индивидуальной конкуренции*. Вместе с тем, производятся попытки, например, попытаться провести анализ дарвинизма «слева», оспаривающий позицию Спенсера. Примечательна в этом смысле работа Питера Сингера – австралийского учёного, который напоминает о том, что адаптация Спенсером идей Дарвина – не единственная из возможных. В частности, Сингер напоминает о том, что Маркс также глубоко воспринял эволюционную теорию. В своей книге «A Darwinian Left: politics, evolution and cooperation» автор настаивает на том, что человеческая природа не будет улучшаться, но именно способность людей к коллективному взаимодействию создаёт возможность развития общественных отношений. Эта трактовка кооперации спорит не столько с анализом Дарвина, который был проведён либералами, сколько с выводами о том, что именно рынок представляет собой основной «двигатель» общественного развития (7). Сингер известен своими научными и научно-популярными работами на тему освобождения животных и прикладной этики в современном обществе. В этом свете его позиция очень ясна: в духе утилитаристской философии он отстаивает возможность трактовки теории Дарвина как социалистической, представляющей эволюцию развитием общественных, а не рыночных отношений.
Роль кооперации была долго недооценена или воспринималась как дополнение к основной теории, скорее вносящим лишние сомнения. Теперь всё чаще именно трактовка эволюции, включающая представление о взаимной благодарности (её нередко называют в переводе «реципрокностью») используется как концептуальная основа для представлений об общественных отношениях. Именно так трактуется сетевая коммуникация (ссылка на обзор) и отношения в местных сообществах. При разработке Экономики заслуг в лаборатории Cloudwatcher также используется эта трактовка эволюции. Исходя из предположения о том, что людям свойственно кооперироваться для того, чтобы быть наиболее приспособленными к условиям окружающего мира, выстраивается теория о том, что учитываются именно заслуги. То есть обозначение «способный\неспособный к кооперации» может быть проверено только практикой – есть у человека заслуги в сообществе или нет.
Кооперация как часть эволюции всегда оказывалась вопросом, проблемой, которую каждый учёный старался решить по-своему. Придерживаясь разной идеологии или методологии, они понимали проблему: стремясь к выживанию, мы начинаем взаимодействовать. И в каком-то смысле всё развитие общества и человека – это развитие форм кооперации и представления о ней.

Хобсбаум Эрик. Век революций. Европа 1789-1848 / Науч.ред.Егоров А.А.; Пер.с англ. Якуниной Л.Д. Ростов н/Д: Феникс, 1999.
Спенсер, Герберт. Личность и государство. http://www.sotsium.ru/books/90/79/spencer_person%20and%20state.html
Дарвин, Чарльз. О происхождении видов. http://charles-darwin.narod.ru/origin-content.html
Докинз, Ричард. Эгоистичный ген. http://lib.aldebaran.ru/author...._0.html
Hamilton. W.D.. The Evolution of Altruistic Behavior. The American Naturalist, Vol. 97, No. 896 (Sep. - Oct., 1963), 354-356. http://www.montana.edu/wwwbi/staff/creel/bio405/hamilton%201963.pdf
Hamilton, W.D. (1975), Innate social aptitudes of man: an approach from evolutionary genetics, in R. Fox (ed.), Biosocial Anthropology, Malaby Press, London, 133-53. http://www.webcitation.org/query?u....rl=http
Singer, Peter. A Darwinian Left: politics, evolution and cooperation. New Haven: Yale University Press. 2000.
Axelrod, Robert; Hamilton, William D. (27 March 1981), "The Evolution of Cooperation". http://www-personal.umich.edu/~axe....981.pdf
Кропоткин П.А. Взаимопомощь как фактор эволюции. http://lib.rus.ec/b/212016/read
*Безусловно, неолиберальная модель достаточно сложна сама по себе, и в ней присутствуют различные трактовки эволюции. Но неолиберализм, насколько его можно рассматривать в качестве целостного явления с теми же оговорками, что и либерализм, отличается именно этим. Отчасти поэтому те исследования, которые мы приводили во второй части, становятся популярными только благодаря отдельным людям или направлениям мысли, но не являются пока общепринятыми.


Не зачем кому то учить нас магии, потому что на самом деле нет ничего такого, чему нужно было бы учится.Нам только нужен учитель, который смог бы убедить нас,какая огромная сила имеется на кончиках наших пальцев.
 
New Seers ( Новые Видящие) форум » Выживание в кризисных ситуациях » Правила выживания в экстремальных условиях » Коллективная безопасность Выживальщиков » Выживальшик - Сурвивализм (О движении выживальщиков в России и Мире)
Страница 1 из 11
Поиск:

Переход на главную New Seers в Контакте











Locations of visitors to this page Яндекс.Метрика
Google+